ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова

^ ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом

127 — 202 годы I Эры


Они называли эту верхушку — Горт Элло, верхушкой Звезды. Темная, как непроглядная ночь, высочайшая, острая, как клинок, приставленный к горлу неба… Нет, естественно, в их песнях не могло ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова быть такового: «клинок». Это — только его мысли.

Тут стоял его дом. Дом. Он невесело усмехнулся: на самом деле, у него никогда не было дома — не станешь ведь мыслить так о ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова каменном замке… Он изредка бывал в доме — и все таки ворачивался сюда, когда боль мемуаров становилась очень сильной, чтоб утаить ее от Людей Надежды.


… — Астар, ты спишь?

Он приподнялся и сел на ложе ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова.

— Нет, Элли. Я не умею спать.

— Можно к для тебя? Только я не одна, со мной друзья. Можно? Я зажгу свечу?..

— Не нужно, — он произнес это очень поспешно. Девченка встревожилась:

— У ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова тебя глаза болят?

— Да, — ответил, помедлив мгновение.

— Мы на короткий срок и совсем совсем тихо…

Они расселись кружком у его кресла.

— Сказку поведать? — улыбнулся он.

Элли усердно закивала:

— Расскажи еще про девченку и дракона…


…^ Дракон ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова был совершенно небольшим — ростом чуток больше девченки. Девченка тоже была малеханькой, и ей нравился дракон — таковой прекрасный, крылатый, с зияющими очами…

Так они сдружились, и время от времени дракон позволял девченке ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова забираться ему на спину и длительно летал с ней в ночном небе. Девченка смеялась, протягивая руки к небу, и звезды падали ей в ладошки, как капли дождика, и дракон улыбался ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, а из его пасти вырывались мелкие язычки пламени…


— …Как его звали, Астар?

— Элдхэнн.

— Наш Ледяной Дракон?.. Но он не умеет дышать огнем, и чешуя у него черно серебряная…

— Элли, сестренка, это все таки притча ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова…


…Вдвоем они нередко бродили по лесам. Была у их возлюбленная поляна: прекрасные там были цветочки, а недалеко росла земляника; девченка собирала ее, а горсть ягод всегда вываливала в драконью пасть ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова. Дракону, естественно, это не было необходимо — ему хватало солнечного света и лучей Луны, — но мелкие холодные ягоды казались такими смачными — может, поэтому, что их собирала для дракона девченка.

Вечерком она набирала сухих сучьев, и ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова дракон помогал ей развести костер, а сам пристраивался рядом. Они смотрели на парящие ввысь красные искры, и девченка пела дракону песни, а он говорил ей волшебные истории и плясал для нее ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова в небе, и приводил к костру лесных животных — девченка разговаривала и игралась с ними, и ночные бабочки кружились над поляной… А в один прекрасный момент пришел к костру Белоснежный Единорог из Равнины Ирисов ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова и гласил с ними — идеями, и это было как музыка — красивая, глубочайшая и незначительно грустная…


— …Это наша Равнина Белоснежного Ириса?

— Нет, Илтанир. Это было очень издавна — не тут…


…Шло время ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, девченка подросла, а дракон стал таким огромным, что, когда он спал, его можно было принять за бугор, покрытый червонно золотыми листьями озари. Нет, они остались друзьями; но дракон все почаще ощущал себя очень огромным ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова и неловким, а девченка была такая тоненькая, такая хрупкая…

Больше он не мог бродить с девченкой по лесу, и, если б он попробовал разжечь костер, его дыхание огненным смерчем опалило бы деревья. Дракон ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова грустил, и девченка говорила ему забавные истории, чтоб развеселить его хоть малость, а он страшился даже рассмеяться: сожжет еще что нибудь случаем…

Один раз он посетовал Единорогу — гласил, что не желает ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова быть огромным. Лучше бы я оставался небольшим, вздохнул дракон, и мы гуляли бы вкупе, игрались бы, а на данный момент? И Единорог ответил: у каждого собственный путь, ты сам скоро это усвоишь…

А ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова позже пришла в эту землю неудача. Неизвестно откуда появился сероватый туман, и там, где проползал он, не оставалось ничего живого. Увядала травка, осыпалась листва с деревьев, в страхе бежали прочь ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова животные и смолкали птичьи песни. Все поближе подбирался туман, несущий погибель, и не знали люди, как оградить себя и что делать. Тогда ушел дракон, и длительно никто ничего не знал о нем, а девченка ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова стала неразговорчивой и грустной…

^ Он возвратился. Золотая чешуя его потускнела, волочилось по земле перебитое крыло, и черные пятна крови отмечали его путь, и утомилось прикрывал он зияющие глаза.

Он возвратился и ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова произнес: Это больше не возвратится. А позже лег на землю и заснул. Он был похож на бугор, укрытый червонно золотыми листьями озари. Он спал длительно. Изменялись звезды в небе, отгорела осень ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, зима укутала его снегом… А позже наступила весна, и расцвели рядом со спящим драконом цветочки — золотые, как его крылья, красные, как его пламя, пурпуровые, как его кровь… А девченка все ожидала: когда же дракон ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова проснется ?И приходила к нему, и гладила его сверкающую чешую, рыдала потихоньку и пела ему песни…

Тогда вышел к ним из леса Белоснежный Единорог, мудрейший зеленоглазый Единорог. И дракон ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова пробудился.

^ Так ли уж плохо быть огромным, спросил Единорог.

У каждого собственный путь, ответил дракон, сейчас я понимаю.

Они молчали. Над ними мелькали звезды. Недалеко в доме горел свет, и они услышали, как там смеются ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова детки…


…   А какая она была?

Казалось, он гласит сам с собой:

— Смелая. И грустная. Тоненькая, как стебелек полыни, а глаза — две зеленоватые льдинки. И серебряные волосы.

— Красивая? — шепотом спросила Элли ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова.

— Очень.

— А что было позже?

Он помолчал незначительно, позже ответил:

— Она выросла, стала взрослой… Один из наилучших менестрелей той земли полюбил ее и взял в супруги. У их было двое отпрыской ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова…

— И они жили долго долго, да? И были счастливы?

Он опять ответил не сходу:

— Да.

«Скажи уж лучше — и погибли в один денек. Так будет точнее…»

— А как ее звали?

— Элхэ.

— Красивое имя ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова. Только печальное…

«Нет, нельзя так… Но куда мне бежать от этого мемуары? Твоя кровь — на моих руках… Твое сердечко — в моих ладонях — умирающей птицей, и не запамятовать, не уйти… Ведь вот чего наплел. Тоже ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова мне, сказитель. И кто только за язык тянул…»

«А ты скажи, скажи им правду! Что не красивого менестреля она полюбила, а слепца и труса с прохладным сердечком. И не ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова жила длительно и счастливо, так как бессмертный болван позволил ей умереть за него!»

— О чем ты задумался, Астар?..


…И впервой над входом появился символ Одиночества — спящий дракон цвета листьев полыни на узенькой ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова темной ленте. Впервой — осенью, на сколе времен…

— Пустите меня!..

Отчаянный дамский вопль принудил его вздрогнуть. Он еще успел механично накинуть плащ, упрятать в его томных складках обожженные руки.

— Пустите, пустите!..

Вопль захлебнулся ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова. Она забежала в комнату — перепутанные волосы цвета золотистой сосновой коры практически скрывают лицо. Двое парней растерянно застыли на пороге, не зная, что делать. Он сразу запамятовал о их: он лицезрел только эти ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова глаза, переполненные болью.

Дама упала к его ногам, обнимая колени Валы:

— Звезда… помоги мне… помоги… Я знаю, ты можешь… Помоги!

Он поднял ее, осторожно усадил на скамью.

— Что случилось?

Видимо, сказалось ужасное напряжение: дама разрыдалась ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, закрыв лицо руками. Один из пришедших с ней поспешно вышел — наверняка, воды принести; 2-ой, совершенно еще мальчик — Хэлтэ было его имя, и ему предстояло стать корабелом, — сбивчиво стал разъяснять ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова. Нескольких слов было довольно. Он решительно шагнул к дверям, бросив через плечо:

— Скорее!


У него было прекрасное имя — Тэллайо. И сам он был прекрасен — высочайший, стройный, светловолосый, с очами цвета моря. Он гласил: твое имя ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова — как морская соль на губках. Наис. Горечь. Он называл — Исилхэ, гласил — твои руки белы и нежны, как морская пена. Он называл — Тииа, гласил — твои глаза чисты, как спокойное море в солнечный денек ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова.

Малая Хэйтэл — Чайкой именовал он ее — все никак не могла успокоиться в тот вечер; и днем, чуть стало светать, побежала на сберегал — беспокоилась за отца. Оказалось — не напрасно. Он обожал ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова море, а море оказалось ожесточенным к нему, и разбитую ладью выкинуло на темные камешки.

Он никого не узнавал, ничего не лицезрел вокруг. Орать не мог: осиплое неровное дыхание и пузырящаяся на губках ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова кровь. Доктор, жутко белея лицом, произнес: «Я могу только дать ему резвую смерть». А она не желала веровать, не смела даже на миг помыслить, что все кончено. «Ведь он живой, как можно терять надежду ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова? — Она умоляюще заглядывала в глаза доктору. — Ведь он живой…»

И вот — когда не осталось другой надежды, она пришла сюда.

Он стремительно оглядел рыбака. Кости переломаны, похоже, задето легкое, поврежден позвоночник… Готов был ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова сказать, что посодействовать нельзя, но слова застыли на губках, когда представил для себя глаза Наис.

— Уходите. Все. Пусть никто не заходит, пока я не позову. Уходите.

Он гласил глухо и резко ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, выталкивая из себя фразы. За его спиной практически бесшумно затворилась дверь. Тогда он скинул плащ и склонился над тем, что не так давно было юным и сильным человечьим телом.

…Что было позже? Сколько ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова продолжалось это? Он не помнил. Он принял в себя боль человека, и разрывало изнутри легкие, он дышал осипло, прерывисто, но равномерно боль стихала, и ровнее билось сердечко под обожженной ладонью…

…Он ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова так обожал море, этот ветер с привкусом соли на губках… Он распахивал рубашку, и ветер омывал его грудь, он хохотал и пел, и море было нежным и светлым, теплым, как ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова руки мамы… Оно пело, и пела ладья, и пели волны… Ведь он же слышал, слышал это! А позже — удар, разбивающий в щепы малеханькое суденышко, темные камешки, разрывающие плоть…

«Сейчас… на данный момент все пройдет… и ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова будет ветер петь в парусах, все еще будет… Твой час еще не пришел — ты будешь жить. Я не отдам тебя погибели, ты очень молод, чтоб уйти…»

Только следы шрамов ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова остались на золотой от загара коже. Человек спал глубочайшим размеренным сном. Это было последнее, что успел осознать Вала. Позже он просто погрузился на колени у ложа и так застыл, не способен подняться ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова…

…Что то холодное и мокрое осторожно задело его лица. Он медлительно приходил в себя. Выходит, так и посиживал тут, да с открытыми очами — только не лицезрел ничего и не слышал… Да, зрелище не ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова из приятных. Он не сходу сообразил, что происходит, откуда тут Наис. А осознав, дернулся, как будто желал достать до плаща.

— Нет нет, не нужно! Отдохни… — Ее губки кривились в измученном подобии ухмылки.

— Ты лицезрела ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, — осипло произнес он.

— Если бы я знала, Астар, разве посмела бы я… ох, я не то… прости… Было надо уйти, а я не смогла…

Оба они смотрели сейчас на ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова его руки: она — с болью и растерянностью, он — сжимая зубы.

— Ты не страшись, Астар, — с трудом выговорила Наис. — Я никому не скажу… Сейчас я понимаю, ты не желал, чтоб мы лицезрели…

Он криво усмехнулся этому ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова — «не бойся».

— Кто?.. — практически беззвучно.

— Не спрашивай.

— Ты поистине всесилен… Когда я была малеханькой, — она гласила как во сне, не замечая катящихся по лицу слез, — я обожала слушать легенды о богах. Там ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова и о для тебя было; только сейчас я вижу — ты посильнее, чем Элго Тхорэ наших преданий. И ты — человек. Знаю, можешь вынудить меня запамятовать. Я прошу тебя — не нужно ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова. Я не желаю. Я никому не скажу. Но я желаю держать в голове.

— Я не отнимаю памяти.

Он поднялся, накинул плащ.

— Останься… куда ты, Астар?

— Домой, — он глубоко вздохнул и повторил тихо: — Домой ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова.


…Он сознавал, что это был сон, видение, абсурд. Так как невозможна встреча вне времени, встреча через тыщи лет — как стрела навылет.

…На столе меркло горел небольшой волшебный осветительный прибор — голубовато белая звезда ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова в хрустальном кубке, — выхватывая из мрака зимней ночи усталое бледное лицо, седоватые волосы, искалеченные руки, бессильно лежащие на столе. Не было слов — только мысли, томные и горьковатые…

…совершенно такие же, как — те. Неуж-то ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова и сюда придет война… А если я огражу эту землю от зла — не сочтут ли они себя избранными, не замкнутся ли в небольшом собственном мире, не станут ли скрываться от всего ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, что может нарушить их покой? Что со мной, неуж-то я разучился веровать людям ?..

^ Как не много изготовлено — и как. же не много осталось сил… Все отдано Арте без остатка, и — нужен ли ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова я сейчас?..



Тень чужого, знакомого до саднящей боли в груди голоса. Слова шли снаружи, и он не решался осознать — кто гласит с ним, почему на данный момент с ним — так ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова…

Но на всем в Арте — блик мысли твоей, во всем — отзвук Песни твоей, часть души твоей, и пламя ее зажжено сердечком твоим — разве этого не достаточно? И разве не отыскивают люди встреч с тобой ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, познания и мудрость твои — не опора ли им, рука твоя — не защита ли им? Не опускай рук — в их Арта…

Мои руки…   он горько усмехнулся, разглядывая томные наручники на запястьях, и ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова у нее больно сжалось сердечко. Что я могу? Один, без этих людей, я уже бессилен. Быстрее не я — они защита мне. Мое время на финале — и кто вспомнит обо мне ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова? Вобщем, так ли уж это принципиально… Ортхэннэр будет посильнее меня во всем. Я — уже ничто.

Не гласи так!.. Он — часть твоей души, продолжение твоего плана… отпрыск твой. Да, ты прав — он почти ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова все свершит; но плох тот учитель, чей ученик не посмел либо не сумел стать равным ему: ты ведь его Учитель… И не смей, не смей мыслить, что ты — ничто! Если учитель отрекся ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова от собственного пути, опустил руки и подчинился судьбе — что делать ученикам? Ты — защита людям, а они в собственный час станут защитой для тебя, и не по твоему приказу — по велению собственных сердец. И ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова Память будет жить. И Звезда твоя будет пылать над миром…

^ Что проку в звезде? — я не всесилен и не могу посодействовать всем, хотя их боль — моя боль, и удовлетворенность их — моя удовлетворенность… а ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова они ведь уповают на меня…

Что проку было бы в свободе людей, если б боги хранили их ото всех бед, делали бы все за их, а им оставалось бы только вожделеть? Любовь ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова и милосердие богов стали бы карой для их: там, где исполняются все желания, нет места занию и свершению, не к чему стремиться — и сами желания погибают.

^ Но ведь эти люди погибают за ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова меня!

Не за тебя. За свою свободу, за свою землю, за тот Путь, который выбрали сами. Либо ты хочешь отнять у их право выбора ?И разве не за то же, Тано, сражались и ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова мы ?

^ А та, чей крови мне не смыть…

Учитель…   срывающийся шепот, — Учитель, Мелькор, мэл кори — ведь я возвратилась!..

В первый раз — он поднял взор, не ждя узреть ничего, не ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова считая ночного сумрака, страшась этого, с неясной сумасшедшей надеждой…

Черные с проседью волосы, бледное до прозрачности молодое лицо, то же — и другое, и глаза — те же глаза…

Он протянул к ней руки над звездным пламенем ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова осветительного прибора:

— Элхэ!..


Он сознавал, что это был сон, видение, абсурд. Так как невозможна встреча вне времени, встреча через тыщи лет — как стрела навылет. Через тысячелетия — не соприкоснуться рукам. Только ЗЕМЛЯ У МОРЯ: Дом - Наталья Васильева, Наталья Некрасова — как будто прикосновение холодного ветра к ладоням…



zhan-mele-zaveshanie-izlozhenie.html
zhan-rasin-andromaha-izlozhenie.html
zhan-todt-nachalnik-komandi-ferrari.html