Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава

Последними большими мастерами французского органного искусства явились Луи Маршан и Луи Никола Клерамбо. Они оставили после себя звучную славу виртуозов-импровизаторов. Но искусство их импонировало быстрее роскошью и впечатляющими эффектами фактуры, ежели глубиной мысли и богатством направленного на определенную тематику развития. После их орган во Франции совсем уступает первенство клавесину, сохраняя за Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава собою только первоначальное узко ритуальное значение.

Такая участь инструментов: глядя по происшествиям, они или реконструируются, или уступают дорогу другим и погибают.

Клавесин. Если лютневая и гамбовая литература XVI-XVII веков представляет собою прекрасную, но уже издавна перевернутую страничку в истории французской музыки, то произведения для клавесина живут довольно полной жизнью Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава и в современном, приемущественно фортепианном, репертуаре * ( Вобщем, и в наше время все они почаще исполняются, как в старину, на клавесине) - невзирая на то, что инструменты эти уже очень отличаются друг от друга и не связаны конкретной преемственностью в устройстве их устройств. Клавесин - истое дитя органа и лютни Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава. У органа он заимствовал клавиатуру, у лютни - струны и щипковый механизм; при ударе о кнопку перышко * (* Применялось обычно воронье перо) зацепляет струну, и она издает отрывистый, но звонкий звук (отсутствуют демпферы, свободно звучат обертоны). При таком устройстве нельзя играть полностью связанно (legato); постепенные нарастания и спады звучности (crescendo, diminuendo) также невозможны Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава. К этому необходимо добавить более узенький, ежели у современного фортепиано, спектр (четыре октавы), первоначальное отсутствие педали, очень нередкие два мануала. Это последнее, с одной стороны, давало возможность исполнять произведения довольно сложной фактуры, с мелодическими голосами, тесновато сосредоточенными в одном регистре; с другой же стороны, это, в свою очередь Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава, существенно затрудняло игру. Клавесин обладал, в особенности для собственного времени, прекрасными свойствами. Его серебристо-звонкие тембры в верхнем регистре очень красивы, а в басах «наплывы» обертонов делают обеспеченный цветами колокольнозвонный спектр. Жемчужно-рассыпчатая игра (jeu perle) и мелизмы дают эффект сверкающей легкости и изящества, уже невозможный на фортепиано Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава. Клавесинное искусство в XVII и в первой половине XVIII века достигнуло высочайшего совершенства. Наилучшими фирмами, изготовлявшими эти инструменты, числились в XVII веке Рюккерсы в Антверпене и Дени в Париже, а в XVIII - французские предприниматели Бланше и Такены.

История возвышения клавесина - процесс полностью закономерный на грани сменявшихся стилей классицизма Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава, барокко и рококо, Не случаем звезда клавесина всходит в то время, когда культура лютни и органа клонится к закату. Для времени Мольера, Расина и Лафонтена лютня становилась очень интимным н пикантным инвентарем; орган был чрезвычайно возвышен и проповеднически-благочестив, созвучен величаво-патетичному, экстатическому стилю именитых в то время проповедей и Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава oraisons funebres (надгробные речи) величавого оратора - епископа Жака Боссюэ. Клавесин счастливо соединил внутри себя импозантность басов с блеском и жемчужной россыпью верхнего регистра, также с той отчетливостью звучания, какая недостижима была для его предшественников. Но их судьбы разошлись: органы Notre Dame и Sainte Trinite звучат до настоящего времени. Но кто Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава после 1789 года играл во Франции на лютне? Все то, что этот инструмент к началу XVIII века сохранил симпатичного от собственной интимной и поэтической манеры, передал он в наследие клавесину.

Клавесинисты. Виртуозы-клавесинисты XVII - начала XVIII века сделали огромное количество потрясающих произведений, вошедших в сокровищницу мирового традиционного искусства. Французская жизнь, природа, люди Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава страны отыскали в их поэтическое воплощение, нередко не лишенное черт утонченности и идеализации, но же высокохудожественное, время от времени сильное и даже проницательное. Посреди этих пьес для клавесина, если гласить об их жанровом виде, преобладали танцевальные, но обширно представлены были также и ариозно-песенные жанры. Здесь сказалось воздействие оперы Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава, балета, и, естественно, airs de cour. He случаем у Ж.-А. д'Англебера и других клавесинистов мы находим переложения балетной музыки, увертюр и арий из лирических трагедий Люлли. К тому же Люлли и Рамо сами были виртуозами-клавесинистами и придумывали прекрасную клавесинную музыку.

Сюита XVII века. В XVII Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава веке любимым циклом у лютнистов и клавесинистов была сюита * (* От французского глагола suivre - следовать. В лютневой литературе XVI-XVII веков такие «наборы» танцев (часто еще прикладного предназначения) назывались danceries), состоявшая из следовавших вереницей маленьких танцевальных пьес. Кроме аллеманды, паваны, французской куранты, сарабанды, чаконы, пассакальи, жиги, которые уже в (Италии Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава соединялись в партиты либо «камерные сонаты» для скрипки или чембало, французская сюита включала и другие, чисто французские танцы, народные по жанровому происхождению. Это гавот - энергичный, двухдольного размера танец «гавотов» - обитателей провинции Дофине. Мюзетт - фермерская пляска под волынку (musette). В Нормандии волынку называли лур (loure), и под этим наименованием в сюитах появились Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава пьесы неторопливого движения и в синкопированном темпе на 6 четвертей, часто певучие и меланхоличные. Менуэт - наследник куранты - степенный трехдольный танец * (* Слово «менуэт» происходит, возможно, от «menus mouvements» (франц.), что означает «малые (маленькие) движения». В XVII веке появился и испанский, нередко четырехдольный менуэт) провинции Пуату. Люлли одним из первых лишил его Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава провинциальной непосредственности и колорита, придав ему чинный, время от времени изысканно-жеманный, а тотчас и торжественно-декоративный нрав. Бурре - пляска вприскочку с музыкой на четыре четверти и с затактом, ее танцевали когда-то овернские дровосеки. * (* La bourree (франц.) - вязанка хвороста). Паспье - резвый трехдольный танец, взятый у бретонских моряков. Канари Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава - одна из французских разновидностей жиги. Музыка этого живого четырехдольного танца с триольной ритмической фигурой отличалась щебечущими мордентами * (* В практике народного творчества эти морденты насвистывались), которые расцвечивали мелодию на метрически сильных толиках.

В клавесинных сюитах XVII века все эти танцы фигурировали уже далековато не в первозданной свежести прежних народных Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава вариантов, а в новеньком художественном качестве, отразившем стиль эры, необычную особенность композитора и своеобразие инструмента. В их жадном и серьезном, ритмически точном рисунке, в степенном и принципиальном движении, какое в их преобладало, явственно сказалось воздействие классицизма, и в особенности балета Люлли. Некие из их звучат как истинные танцевальные entrees собственного Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава времени. Вкупе с тем в композиционном расположении инструментально-танцевальных номеров лирической катастрофы (в особенности у Рамо) ясно сказывается структурный принцип сюитного жанра.

В течение XVII - начала XVIII века во Франции сменилось четыре поколения и соответственно четыре школы клавесинистов - композиторов и виртуозов:

1. Жак Шампион де Шамбоньер, сам из семьи лютнистов Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава, справедливо считается первооснователем французского клавесинного искусства.

2. Его ученики Никола Лебег, Жан-Анри д'Англебер, братья Куперены - Шарль, Франсуа (старший) и высокоталантливый, если не превосходный, Луи - развивают принципы Шамбоньера, придерживаясь по преимуществу классицистского стиля в несколько смягченной и поболее наряженной манере.

3. Франсуа Куперен-младший (Величавый) и Жан Филипп Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава Рамо Представляют кульминацию школы.

4. Жан Франсуа Дандриё, Луи Дакен, Жак Дюфли, Жан Шобер - последние представители французского клавесинного искусства - были профессиональными и тонкими, но всего только подражателями собственных величавых предшественников. Их творчество знаменует собою равномерно надвигающийся застой и нисходящий фазис школы.

Жак Шамбоньер. Жак Шампион де Шамбоньер (1602-1672), придворный клавесинист и танцовщик Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава Людовиков XIII и XIV - истый мастер французского XVII века. Его клавесинные сюиты состоят из танцевальных пьес и написаны в стиле серьезном и великом, близком стилю балетов Люлли. Его мелодика, хотя и неподвижная для подлинной хореографии, обладает жадным, но очень энергичным рисунком (сравнимо незначительно украшений). Ее точные ритмы рельефно запечатлены, как Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава будто выгравированы, в остинатно циклических фигурах. Не очень калоритные, но точно рассчитанные кульминации на заключительных кадансах звучат очень полновесно. Фактура массивна, с упором приемущественно на средний маленький, черный регистр инструмента. В сарабандах и чаконах все это просто вызывает представление о праздничных и чинных шествиях в духе балета из лирической катастрофы Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава - какого-либо «Атиса» либо «Амадиса Галльского».

Но подобно тому, как в живописи интимные, розово-дымчатым туманом подернутые портреты Каррьеры пришли на замену величаво-холодным лебреновским; как пейзаж Пуссена уступил место Ватто, а тяжеловесно-роскошное барокко М. А. Шарпантье и Лаланда потускнело перед ювелирно-тонким и, казалось Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава, беспечно-нарядным рококо, так и в музыке новое юное поколение клавесинистов к началу XVIII века сделало собственный стиль, наименее помпезный и отягощенный условностями, более узкий, стильный, а порою и поболее чувствительный.

Франсуа Куперен

1668-1733

Жизнь. Франсуа Куперен явился наилучшим, подлинно превосходным мастером этого стиля, а в неких произведениях и существенно затмил его. Это был для Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава собственного времени очень многогранный и смелый живописец. Он родился в Шом (Chaumes en Brie) близ Парижа и происходил из семьи, которая отдала Франции многих музыкантов. Есть людские натуры, чей артистизм, фигурально выражаясь, не способен прятаться во внутренних средах их особенности и императивно проступает вовне. «Франсуа Великий» не принадлежал к Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава их числу. Приземистый и широколицый, с большими чертами лица крестьянина из северных провинций и не очень неповторимой манерой изъясняться, как об этом свидетельствует его именитый трактат, он, судя по портретам, больше напоминал наружностью мельника из известной басни Лафонтена «Meunier, son fils et 1'ane» («Мельник, его отпрыск и осел Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава») либо Жана Питу из романа А. Дюма-отца, чем 1-го из поэтичнейших живописцев и выдающихся теоретиков клавесинного искусства собственного времени. Как отец его, Шарль Куперен, так и учитель Ж. Томлен были органистами, и сам он в юности начинал свою карьеру в этом амплуа поначалу в парижской церкви Сен-Жерве * (* Церковь Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава эта примечательна отлично сохранившейся архитектурой стиля «пламенеющей готики» и потрясающим органом, за которым время от времени возникал царский любимчик М. Р. Лаланд. В Сен-Жерве время от времени произносил свои oraisons funebres именитый Ж. Боссюэ. Там бывали Расин, мадам Севинье, Лепелетье, Модюи и другие выдающиеся деятели Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава тех пор), позже при царском дворе.

Вызывает сожаление, что безусловно ценные, в общем, монографии о Ф. Куперене А. Тессье, Р. Брунольда и П. Ситрона безмерно отягощены списками, описаниями и домыслами относительно того, какие конкретно царевичи и принцессы крови, вельможи и меценаты из «дворянства мантии» протежировали композитору и одаривали его субсидиями. Нет Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава сомнения в том, что путь к славе он проложил сначала своим превосходным дарованием, строгостью к для себя и неустанным трудом, о чем музыка его свидетельствует убедительнее, ежели «вхожесть» его в дома придворных вельмож. Конкретно благодаря своим выдающимся качествам и тщеславному меценатству Короля-Солнца Людовика XIV с 1702 года Куперен Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава стал придворным клавесинистом и учителем музыки и в этой профессии и должности прожил практически всю остальную жизнь. Мы говорим «почти», ибо последние 5 либо 6 лет композитор отошел от творческой деятельности и заканчивал собственный путь хотя и состоятельно, но вроде бы в тени и вдалеке от большой музыкальной жизни в Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава «благожелательном полузабвении» придворных и музыкальных кругов, настолько многим ему обязанных. Правда его много игрались и в особенности пели (подтекстовка - timbres - клавесинных пьес и мотеты). И все таки время его отошло. Болезнь (какая, мы не знаем) лишила его уроков и концертных выступлений перед публикой. Он издавна уже (возможно, с начала Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава 20-х годов) не играл и на органе в Сен-Жерве (там подвизался его кузен Никола). Выдвинулись совершенно другие фигуры, а его боги вступили в свои сумерки. Люлли больше пародировался в смешной опере, Вольтер прививал публике скептическое отношение к Корелли:


А после трапезы все пели и игрались,

Из Монтеверди ли, Корелли Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава иль Витали,

Ведь хроматизмом увлекаться стали

Из подражания послушливого Италии.

И даже молвят: тот как будто не француз,

Кто бремя не несет италианских уз. *


(* Перевод создателя).

Итальянские виртуозы - Торелли, Джеминиани – и по правде ошеломили сейчас парижскую публику. С 1726 года, после погибели Лаланда, музыкальное суперинтендантство возглавили А. Детуш и Коллен де Бламен. В Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава царской музыке тон задавали Луи Маршан и Л. Н. Клерамбо. Сложилась французская скрипичная школа: Леклер, Буамортье и другие. В 1706-1722 годах внимание завлекли блестящие и уникальные клавесинные пьесы Рамо. Наступал канун второго и наивысшего расцвета французского музыкального театра. Сначала 30-х годов готовился к постановке «Самсон» Рамо-Вольтера Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава. В 1733 - год погибели Куперена - на домашней сцене Ла Пуплиньера свершилась премьера «Ипполита» Рамо, а этот последний принял на себя управление капеллой первого нувориша - мецената Франции Людовика XV.

Закату Франсуа Куперена содействовали и происшествия его домашней жизни, происшествия, о ко­торых мы знаем очень не достаточно. Он растерял двоих отпрыской Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава, его возлюбленная дочь приняла монашество. Последние пять-шесть лет он не придумывал музыки. Кончина его прошла незамеченной. Он погиб в Париже в 1733 году.

О Франсуа Куперене существует превратное мировоззрение как о «чистом», либо абсолютном, клавесинисте и как о мастере рококо - искусства как будто аристократически-манерного и изнеженного. Мировоззрение это необоснованно.

Культовые и Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава внекультовые духовные жанры. Творчество Франсуа Куперена обхватывало различные жанровые области, а никак не один только клавесин. Заслуживает внимания, что, с отрочества связанный с церковью, он, как и Рамо, дебютировал культовой музыкой. 1-ый опус его, увидавший свет в 1690 году, - это две органные мессы. Одна - «Messe des Paroisses» («Приходская обедня»), другая Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава - «Messe des Couvents» («Обедня монастырская»). Оба произведения - циклы очень маленьких интерлюдий, созданных для выполнения меж молитвенными песнопениями воскресного богослужения. Хоральный напев сохранялся и для интерлюдий в нижнем голосе ткани, меж тем как верхние контрапунктировали ему или расцвечивали его фигурациями. В согласовании со сложившейся традицией, «Messe des Paroisses» носит более Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава концертный нрав, ее мелодический набросок живее, гармонии ярче, а органная фактура отличается блеском; периодически в контрастах изложения и колорита всплывают черты театральности. Напротив, «Messe des Couvents» написана приемущественно в жадный, серьезной и по правде монашеской манере, хотя и тут прорываются местами концертность фактуры и оживленные ритмы, отличающие ее Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава от грозного стиля Жана Титлуза (в особенности в brio финишной жиги).

Что касается мелодического контура, то даже в фигурированных голосах купереновских месс он очень кантабилен, прост и лишен того обеспеченного мелизматического наряда, какой отличает потрясающие, но несколько утонченные по орнаментике сотворения реймсского мастера Никола де Гриньи. По воззрению ряда исследователей Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава (Н. Дюфурк, А. Гастуэ), отзвуки тематизма органных месс Франсуа Куперена можно найти у И. С. Баха, Бетховена и даже у Вагнера.

Много прекрасной, выразительно-поэтической музыки заключено в мотетах Франсуа Куперена, а именно в большенном мотете «Laudate Pueri» * ( *«Младенцу славу воздадим» (лат.)) (1697), также в отдельных мотетных строфах (versets) и псалмах Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава (наилучшие посреди их «Mirabilia testimonium» * (* «Свидетельства чудесные» (лат.)) - около 1702, «Qui regis» * (* «Хвалу царю кто воспоет?» (лат.)) - 1705). Тут использованы очень свежайшие и новые тогда во Франции темброво-инструментальные сочетания (к примеру, флейты, гобои и скрипки) и тонкое полифоническое письмо.

Возможно, около 1715 года Куперен вновь возвратился к культовой Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава музыке в 14-ти «малых мотетах» и «Elevations» * (* Гимны на вознесение Христово); они написаны без хоров, в одноголосном и двух-трехголосном складе. При всех художественных плюсах, мотетная музыка Куперена отмечена уникальными чертами его особенности и французской манеры в наименьшей степени, чем в каком-либо ином жанре его музыки. Это, возможно, можно разъяснить Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава последующими причинами: мотеты и строфы к ним (versets) писались в сравнимо ранешний период творчества, когда стиль композитора и лучший для него образный строй не полностью еще обусловились; дальше, мотеты создавались создателем для Царской капеллы ex officio, и эта работа, возможно, далековато не всегда совпадала с творческими устремлениями Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава мастера; в конце концов, юность - время подражаний, и не исключена возможность, что Куперен 1690-х - начала 1700-х годов еще испытывал на для себя до некой степени воздействие прелестной церковной музыки собственных могучих старших современников - Люлли и Лаланда, а через их посредство и итальянского вдохновителя французского музыкального барокко Джакомо Кариссими. Вобщем, купереновское письмо Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава и тут отмечено чертами камерности и отсутствием итальянского ораториального brio.

Неоспоримой и высокой верхушкой купереновского духовного творчества, ну и всей французской духовной музыки XVI-XVIII веков были его «Lecons de tenebres» («Чтения в полумраке»), сочиненные в 1713 году для дамского монастыря Longchamp (Лонгшан). * (* Этот монастырь - место деяния известного Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава романа Дидро «Монахиня»). «Чтения» в Лонгшане, другими словами исполнявшаяся там поэтически-мелодизированная речитация нараспев, представляли собою необыкновенную, высоко самобытную жанровую разновидность сольного (не хорового) пассиона, приуроченного к монастырской послеполуночной церковной службе в среду, четверг и пятницу на страстной седмице. Отсюда - еще больше акцентированная камерность, может быть, лучше сказать даже, плотность Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава этой музыки, совсем лишенной каких-то черт торжественности и блеска. Своеобразны были словесные тексты «Lecons»: они представляли собою оригинальнейший сплав латинских фрагментов на тему страстей Христовых со словесной инкрустацией из древнееврейских возгласов на тексты «Плачей пророка Иеремии». Начиналось всякое «чтение» одною и той же классической интродукцией: «Incipit Lamentatio Yeremiae Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава Prophetae». * (* «И вот наступает время плача Иеремии-пророка» (лат.)) Что касается мелодики«Lecons», то она была большей частью грегорианского происхождения и сохраняла тот интонационный строй, какой по традиции культивировали Окегем, Палестрина, частично Шарпантье и Лаланд. Странноватым образом в традицию французского духовного пения вошел также прием интонирования древнееврейских возгласов на манер ориентального Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава мелоса, узорчато расцвеченного внутрислоговой вокализацией. В «Lecons» Куперена это запечатлено с полной ясностью.

Патетические распевы замечательной красы заимствуют свои необычные контуры из песенно-мелодической сферы антиохийской, константинопольской, может быть, и мозарабской церковной службы. Так эпизодически появлялся совсем, казалось бы, не поддающийся объяснению «ориентализм» купереновского письма, сообщавший ритуальному шествию Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава тот «магический колорит» библейского Востока, который, очень возможно, отсюда был взят И. С. Бахом и отразился не только лишь в «Страстях по Матфею» и «по Иоанну», да и в кантате о «Мудрых девах» («Wachet auf») и в Adagio первого Бранденбургского концерта. Вобщем, вместе с восточно-христианскими интонационными Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава веяниями тут могли сказаться и другие - языческие. Во французском искусстве начиналось «время Востока»: в 1704 году А. Галлан переводит на французский язык «Сказки тыщи и одной ночи». В 1721 Монтескье публикует «Персидские письма». В 30-х-40-х годах появляются восточные сказки Вольтера. В 1735 Рамо поставит «Галантную Индию», а незадолго до того - около 1710 - будет исполнена соната Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава для квартета Куперена «La Sultane»!

Но вместе с ориентальными мотивами достойно внимания сказавшееся тут в первый раз в настолько ясной форме желание композитора к уединению, к «религиозным и поэтическим гармониям» того века. Знаменательна самая процедура обряда в Лонгшане: по мере того, как горестное монастырское шествие проходило своею Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава вереницой, одна за другою угасали церковные свечки, горевшие в руках у монахинь, вокруг процессии сгущался сумрак, вроде бы символизируя отпадение учеников, надвигавшееся горестное одиночество покинутого и время глубочайшей ночи, под покровом которой завершалась крестная катастрофа. Отсюда - «Чтения в полумраке», либо «Чтения в наступающем сумраке», и задумчиво-герметичная сольность Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава пения: у Куперена на любой из 3-х страстных дней - по три «чтения»: первых два были одноголосны, третье, на пятницу, - для 2-ух дамских голосов. К огорчению, из 9 «чтений» 6 утеряно, сохранились только три, составлявшие 1-ый цикл: «Tour de Mercredi». * (* «Круг чтений в страстную среду» (франц.)).

Разумеется, не считая «Французских безумств», «Мошки Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава» и «Колокольчиков Цитеры» у Куперена были и совершенно другие стороны людской и артистичной личности. С 1702 года он состоял кавалером Латеранского ордена, а в 1718 его старшая и возлюбленная дочь Мария Магдалина приняла монашество в Мобюиссоне. Это может показаться необычным, но не будем «отнимать запах у живого цветка», как произнес поэт. * (* Блок Александр. Собр Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава. соч. в 8-ми т., т. 2. М.-Л., I960, с. 288). А творец сарсуэлы, христианнейший испанский гранд дон Педро Кальдерон Барка, настолько высоко ценимый Карлом Марксом?

Франсуа Куперен - величавый элегический поэт французской духовной музыки. От его месс, мотетов, «Elevations» и «Lecons de tenebres» нити преемственной интонационно-образной связи тянутся к Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава революционным гимнам Госсека, к ораториям Берлиоза, к «Заповедям блаженства» Сезара Франка, к «Затонувшему собору» Клода Дебюсси, к «Литургиям» и «Видениям под знаком «Аминь!» Оливье Мессиана.

Инструментальный ансамбль. Глубочайший след оставил Франсуа Куперен в истории французского камерного ансамбля. Во времена Люлли и Куперена место наилучшего инструментального ансамбля Франции разделяли Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава меж собою оркестр Версальской оперы и Царская капелла. Что касается первого, то о нем уже шла речь в связи с оперным театром Люлли и Рамо. Инструментальная музыка «королевского дома» состояла из 2-ух частей: один - это «Musique de la Chambre» («Камерная музыка»; при Люлли это были именитые 20 четыре, а позднее - шестнадцать скрипок короля Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава); она носила чисто светский нрав; другой элемент - «Musique de la chapelle» («Музыка царской капеллы»). * (* Была еще «Musique de chasse» (les ecuries) - малый духовой ансамбль, исполнявший музыку «в седле» во время царских прогулок верхом, в большинстве случаев на охоте). Сюда входили оркестр, орган и хор, потому что репертуар Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава капеллы состоял как из светской, так и из духовной музыки, при этом роль последней в особенности возросла с 80-х годов, когда суперинтендантское место погибшего Люлли занял Лаланд, возросло в литературно-художественных кругах воздействие религиозно-эстетической концепции Фенелона и состоялся потаенный брак Людовика XIV с г-жой Ментенон, которая в качестве «confidente Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава, maitresse, epouse et ministre» перевоплотился во всесильную и очень обскурантистскую фигуру при царском дворе. Со характерным ей дидактическим ханжеством Ментенон всячески протежировала и поощряла духовную музыку.

Служба в капелле, как и в Chambre du roy, представляла собою дело тяжелое, пикантное, полное соблазнов и угроз. Хотя во Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава главе обоих учреждений стояли очень квалифицированные музыканты, щедро оплачиваемые должности передавались по наследию; при Musique de la maison royale существовали синекуры; интриганство, инсинуация, диффамация были в полном ходу. Людовик и в юные и в поздние годы оставался автократичен и крут. Так, он хотя и слыл знатоком музыки, сам играл Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава на гитаре и клавесине, участвовал в оперно-балетных спектаклях, даже, как молвят, по призеру отца придумывал airs de cour, - все же относился к музыке не только лишь чисто дилетантски, да и деспотично: вмешивался в дела приема артистов по конкурсу, заменял собою им самим назначенные жюри. При дворе было строжайше Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава запрещено исполнять одно и то же произведение два раза. Горе тому, кто осмелился бы повторить - сыграть либо спеть - одну и ту же вещь в протяжении наименее 1-го месяца! Всякому, кто желал удержаться в должности, приходилось терпеливо сносить отвратно льстивые, подобострастные тексты, заискивать перед фаворитками, дальновидно отворачиваться от неугодных королю супротивных лиц Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава.

Эти характеры были отвратны Куперену; все же он прослужил при дворе около 20 лет. В его намерения не входило пользоваться ресурсами впечатляющего ансамбля царской капеллы - ансамбля, состоявшего из девяноста человек. Величавые и блестящие нагромождения звуковых масс, так возлюбленные Лаландом, оставляли его флегмантичным, они не отвечали его эталону музыкально Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава-прекрасного. Его обыденные составы - трио и квартет. На их он приостановил собственный выбор еще в 90-х годах, когда были сделаны его ранешние сонаты, написанные под естественным воздействием Люлли, а в особенности Корелли. Этих трио-сонат было у Куперена тогда 6. Они все - da chiesa. Во Франции XVII-XVIII веков не Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава вошли в обиход церковные концерты, которые исполнялись бы в культовых зданиях после богослужения. В этом смысле французская церковная церковь оказалась более ограниченной и пуристской, ежели в Италии. Этим обоснованы некие особенности купереновской da chiesa. Во-1-х, в ней отсутствует в качестве исполнителя basso continuo орган: он заменен basse d'archet * (* Смычковый бас Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава (франц.)) и клавесином-инструментом, созданным для выполнения только в светской, салонной обстановке. Во-2-х, тут в ансамбле играют скрипки, ранее находившиеся в качестве инструментов parvenus * (* Выскочки (франц.)), за пределами высокопрофессиональной музыки, и в этом смысле сонатам Франсуа Куперена принадлежит неоспоримый ценность, по последней мере на европейском материке. * (* В Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава качестве исполнителя на скрипке ему предшествовал Ж. Б. Люлли). Своеобразен жанрово-интонационный вид этих сонат: в большей их части неспешные движения написаны в нраве арий, завершавших монологические сцены опер Люлли, и даже airs de cour. В конце концов, своеобразие первых трио-сонат Куперена - их очень мирские наименования Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава, указывающие ре столько «программу» каждого цикла, сколько различные поводы, возникавшие для сочинения. Вот они, эти наименования: «La pucelle» * (* «Молодая девушка» (франц.)), «La Steinkerque» * (* Имеется в виду одна из военных побед тогдашней Франции, одержанная над войсками Нидерландов), «La visionnaire» * (* Разумеется, идет речь о пользующейся популярностью комедии «Ясновидящие», написанной поэтом и Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава драматургом, последователем Ронсара - Демаре де Сен-Сорленом), «L'Astree» * (* «Астрея» - опера П. Коласса на либретто Лафонтена (сюжет О. д'Юрфе)), «La Superbe» * (* «Великолепная» (франц.)), в конце концов, единственная из 6 для квартетного ансамбля (4-ая и шестая - в особенности красивы по музыке), «La Sultane» * (* «Султанша» (франц.)).

Последний цикл, сделанный, возможно, уже в первом Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава десятилетии XVIII века, своим тягучим и кружевным рисунком мелодической полосы частично предсказывает ориентализмы сохранившихся «Lecons de tenebres». Возможно, «La Sultane» пришла в музыку Куперена оттуда же, откуда явились скоро Тируру-Турири Вольтера, условно-восточные полотна живописцев рококо, «Египтянка» Рамо и его расчудесный «Дарданюс», эта замечательная музыкально-сценическая интерпретация вольтеровских Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава восточных сказок, поэтически-умная, с узким пародированием a la Gozzi лирической катастрофы Кино и даже люллистской декламации александрийского стиха в IV акте (битва Атенора с монстром). Потом эта направленная на определенную тематику линия будет продолжена в восточных клоунадах фаваровской «Ярмарки», в «Иосифе» Мегюля и «Детстве Христа» Берлиоза, в сонетах Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава Ж. М. Эредиа и ориентализмах первых импрессионистов; в «Намуне» Мюссе и «Джамиле» Визе; в «Кабильских песнях» Сальвадора-Даниеля; в чудных гамелано-звучных пьесах Дебюсси и Равеля; в конце концов, в «Легенде Пракрити», «Черной птице», «Ста изречениях на веере» Поля Клоделя; в «Турангалиле», «Экзотических птицах» и «Островах огня» Оливье Мессиана. «La Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава Sultane» написана для 2-ух скрипок, 2-ух виол и баса.

В первой половине 20-х годов Куперен написал еще одну трио-сонату типа da chiesa, в свою очередь, снабдив ее условно-поэтическим заглавием «L'lmperiale» * (* «Императорская» (франц.)). В 1726 три из ранешних сонат и «Императорская» были размещены в сборнике «Les Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава Nations». Сейчас «La pucelle» фигурировала под этнографическим заглавием «La francaise», «La visionnaire» получила настолько же условное наименование «L'espagnole», а «L'Astree» перевоплотился в «La Piemontaise». Что касается «La Superbe» и «La Steinkerque», то 1-ая почему-либо не вошла в «Les Nations», будучи, возможно, утеряна, а 2-ая, видимо, не Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава была довольно высоко оценена композитором вследствие ее внешнеописательного, батально-официозного образного содержания и изложения. Обнародуя, таким макаром, три сонаты da chiesa для трио, Куперен сопроводил соответственно каждую из их сюитой из пьес в танцевальных ритмах наподобие итальянских baletti, либо партит, но без прелюдий, так как место этих последних естественно Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава заняли сонаты. Появился нового типа синтез da chiesa и da camera, большие циклы из 10 - пятнадцати частей каждый, хотя в ином роде и структуре, чем у Корелли и И. С. Баха. Вобщем, нельзя не отметить, что новые решения в жанрах и инструментальных составах не сопровождались новыми откровениями в тематизме, принципах развития Жан Филипп Рамо - клавесинист 8 глава и в гармониях, в особенности после умопомрачительно смелых поисков и прозрений Луи Куперена.


zhanrovaya-sistema-russkogo-klassicizma-analiz-odnogo-proizvedeniya-po-viboru.html
zhanrovie-i-kompozicionnie-osobennosti-romana-is-turgeneva-otci-i-deti-sochinenie.html
zhanrovie-priznaki-demonologicheskih-rasskazov.html