Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова.

Крылов застал русскую басню в тот период, когда в ней завершился спор о путях предстоящего развития меж классицистами (Д.И. Хвостов) и сентименталистами (И.И. Дмитриев). Написав свои 1-ые басни («Дуб и Трость», «Старик и трое молодых», «Разборчивая невеста»; 1805), Крылов пришел к И.И. Дмитриеву и попросил прочесть их. Дмитриев дал басни Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. в печать. Поступок Крылова был очевидным свидетельством тому, что он – приверженец басни «поэтической», идущей от Федра и Лафонтена, а не «прозаической», восходящей к Эзопу и Лессингу. Сам жанр басни Крылов мыслил не как оживляющий дидактический пример в устном философском либо нравственном споре, а в духе рассказа, выдержанного Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. или в виде эпического повествования, или в виде драматической сценки, т. е. ставил впереди себя сначала художественные цели, а на базе их приходил к моральному выводу. Но это касалось сначала жанра, а не стиля басни. В собственном языке Крылов опирался на сохранившиеся славянизмы, на разговорную речь и не столько на просторечие Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. («народное красноречие»), сколько на «руссизмы», на идиоматические народные выражения (идиомы). Крылов положил в базу «басенного слова» не мертвый книжный церковно-славянский язык и не разговорный язык образованного дворянства, не «головные», умозрительные законы, требующие разрыва с речевым современным ему общением либо с российской речевой традицией, а нечто реальное – живы Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. речевые формы «народного толка».

Для правильного осознания крыловских басен значительно также, что баснописец не отрешался от нравоучительности и не сводил басню к сатире. Басня Крылова может быть и смешной, и полностью суровой.

Басни Крылова нереально поделить по темам на философские, социальные, нравственные, бытовые. Они выразили мудрость народа Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова., а мудрость сопротивляется схожим операциям – в ней неразрывно спаяны различные нюансы. Домом стоят только басни об Российскей войне 1812 г., объединенные событием, а не темами и неуввязками.

Крылов делает вывод, что всякие идеи, оторванные от актуального опыта, безрассудны и всегда готовы обернуться тупостью и злом. Крылов таким макаром отдал свое истолкование послереволюционных Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. событий и обстоятельств кризиса просветительской мысли. Он пришел к выводу, что мнения просветителей полностью личны. Означает, всякое преобразование, навязанное умозрительными мыслями, не надо и негативно («Лягушки, просящие Царя»).

Идеи, не основанные на актуальном опыте и призывающие к разрушению, к разрыву с традицией, с обычными формами правления и муниципального устройства, гибельны Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. («Безбожники»).

У Крылова ясно просматривается антитеза настоящего просвещения, с одной стороны, и невежества, также неверного просвещения – с другой. Но это еще ничего не гласит о роли науки и познаний в обществе, о том, какое место сознательной воле, личным усилиям отведено в исторической жизни. Крылов сочинил «басню Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. в басне», когда мораль представляет собой не афористически лаконичный и энергичный вывод, а обширный рассказ, в каком дается разрешение философского спора – необходимы либо не необходимы науки, необходимы либо не необходимы ученые в государстве.

В басне утверждается, что само просвещение – благо, и тот, кто не отыскивает правды, обедняет себя и Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. обрекает на невежество и духовную бедность. Другая крайность – дерзкие мозги, которые противопоставляют свою гордыню реальному положению вещей и действуют по личному произволу. По другому говоря, своеволие людской мысли искажает понятие о просвещении, науке и оборачивается «безумием», гибельным для самого гордеца и для других людей. Басня ориентирована против «дерзких умов», ввергающих население земли Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. в бездну насилия, бедствий и зла. Нет сомнения, что Крылов держал а памяти послереволюционную историю Франции. Но басня Крылова заключает внутри себя и поболее широкий смысл: она осуждает всякий «дерзкий ум», не считающийся с реальностью. Крылов прав, когда он порицает умозрительные теории. Он прав и в этом Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. случае, когда некоторый «дерзкий ум» навязывает свою волю народам, презирая их. Крылов убежден, что хоть какое насилие становится в итоге злом. Отсюда было неподалеку до того, чтоб всякую теорию, зовущую к новым, более совершенным публичным отношениям, объявить неверной и абстрактной. К чести Крылова, он такового шага не сделал. Он снял Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. просвещение с недостижимого пьедестала, на который его поставили блестящие мыслители XVIII в., и установил над ними контроль ежедневной жизни, позволивший защитить полезную науку от никчемных умствований.

В конечном итоге собственных раздумий Крылов отторг «головные» теории и увлекающиеся ими «дерзкие» разумы. Тем он держится эволюционных взглядов на историю. Но Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. это только одна сторона медали.

Правильно, средством разума, осознать историю нельзя, ибо непонятно, какой смысл заключен в совокупной деятельности людей и какую цель она преследует, также почему совершается конкретно таким, а не другим методом.

Так как Крылов осознавал историю как деятельность всего народа и российское правительство как соц Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. результат истории, то само движение общества, по его воззрению, совершается усилиями всех людей, независимо от их сословной принадлежности, имущественного достатка либо профессии.

Крылов отторг абсолютное значение Разума в жизни, какое дали ему просветители. Он отторг и то пренебрежительное отношение к обычной, эмпирической реальности, которое было у просветителей, противопоставивших ей Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. разумный эталон. Если просветители считали, что история движется противоречием, возникающим из антитезы просвещения непросвещенности, то, исходя из убеждений Крылова, это насквозь умозрительное, личное представление, так как в мире есть противоборство живой, естественной жизни и жизни неверной, искусственной, в какой властвуют не филантропическая благожелательность и альтруизм, а эгоистические интересы. Оно-то и есть Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. пружина исторического развития. Крылов – неприятель всяких крайностей, которые он сообразил как ограниченность, забавную попытку встать над разнообразной и богатой реальностью, навязать ей свою грубую и плоскую оценку, втиснуть ее в круг чисто личных эгоистических понятий. Все крайности мыслятся и умозрительными и личными мыслями, а всякое преувеличение Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. неприемлемо, так как оно односторонне. Так он соображает мужицкий «здравый смысл», «золотую середину». Это касается и соц отношений, и гос политики, и бытовой среды, и литературы.

Баснописец ввел в литературу «мужицкий» взор на вещи. Хотя ему были близки и правда народная, и правда личностная (Крылов без помощи других исследовал сочинения французских просветителей Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. и переводил их), он, нередко вопреки своим личным убеждениям, отдавал предпочтение народному мнению и подавлял внутри себя гуманистические представления, усвоенные из книжек. В почти всех баснях идеи мудрецов-философов побиваются народным разумом. Это, но, не означает, что Крылов полностью оправдывал народный «здравый смысл», время от времени выступавший Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. в его баснях темным и непросветленным. Но если ему приходилось выбирать меж самым очевидным народным «здравым смыслом» и человечными представлениями, изложенными в мудрейших книжках, он практически всегда склонялся на сторону народа. Народный, «мужицкий» взор на те либо другие деяния и поступки и взор просвещенного человека, по воззрению Крылова, резко разошлись Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова., и меж правдой народа и правдой личности, меж морально народной и моралью личной появилось трагическое противоречие.

«Мужицкий» взор на реальность – вот то новое, что занес Крылов в современную ему эстетическую идея и в литературу. Это определило его необыкновенный подход ко всем бытовавшим тогда философско-эстетическим и художественным Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. мнениям от классицизма до романтизма включительно. Тем же определено своеобразие его басен и его новшество в жанре басни.

Жанр басни под пером Крылова приметно поменялся. В нее вошло такое глубочайшее философское, этическое, соц содержание, которое было под стать комедии либо роману. Крылов решал в басне задачки государственного масштаба и сурового Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. литературного значения. Басня благодаря Крылову стала жанром, сопоставимым с большенными и «важными», как тогда гласили, литературными формами.

В баснях Крылова оживилась государственная история, отлившаяся в проясненные баснописцем национальные моральные нормы, и российская цивилизация в их нравственно поняла себя. Раздвигая содержательные границы басни, фабулист не выходил за границы жанра и Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. не превращал басню в сатиру, в лирическое стихотворение либо в бытовую новеллу. Крылов использовал внутренние способности жанра, не нарушая его строения и строго соблюдал законы, согласно которым басня состоит из морального назидания и рассказа. Он не отрешается от морали в пользу рассказа либо от рассказа в пользу морали, а Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. сохраняет и живой рассказ, комедийную сценку и нравоучительность. Потому басня Крылова – это художественное произведение, в каком закреплен метод народного мышления, сохраняющий признаки простодушно-лукавого, не прямого проникания в сущность вещей, и сгусток народной мудрости, и эпический рассказ, и драматический эпизод, в каком персонажи действуют без помощи других, в согласовании с Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. их нравами. Через их конкретные дела проступают видимые черты того общества, в каком они обитают. В свою очередь, этот мир в их поведении и их устами выносит для себя приговор. Басня Крылова не столько показывает на порок, сколько указывает его.

Не изменяя традиционных басенных правил, Крылов перестраивает соотношение меж рассказом Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. и моралью, заполняет рассказ красочными подробностями, делает нравы персонажей и образ рассказчика.

Свою личную позицию Крылов прячет, преподнося ее как мировоззрение самого народа, возникшее в его историческом опыте. Естественно, такое сокрытие предумышленное и художественно рассчитанное: Крылов дает возможность гласить и действовать самим басенным персонажам, но так освещает Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. конфликт и такие моральные следствия извлекает из него, что читатель додумывается об участии мысли писателя. Но, даже произнесенная от лица рассказчика-баснописца, она не стает только его личным воззрением. Нравственному выводу придана форма пословиц, поговорок, воспроизводящих представления «молвы» либо напоминающих их. Моральные сентенции опять ворачиваются в ту же народную Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. среду, в ту же прозаическую практику, из которой они изошли. Все это обосновывает, что Крылов решительно избегал «теоретической» субъективности и стремился представить свои басни как беспристрастный итог зания, извлеченного из актуального опыта народа.

Установка на эпичность, на объективность исключала конкретное «присутствие» создателя. Не выявляя себя как создателя, Крылов Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. выдвигает на 1-ый план рассказчика, который всегда находится рядом с персонажами, вроде бы «входит» в их, проникается их эмоциями. Оттого он судит о их не понаслышке, а вскрывает их криводушную и жестокую мораль.

Рассказчик притворно доверяется персонажам и серьезно изъясняет мотивы их поведения. Он дает выговориться животным и людям, совершить Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. те либо другие поступки. Он объективно передает их точки зрения, но его надуманное простодушие подрывается полным посрамлением персонажей, которое проистекает из рассказа. И здесь находится, что простота рассказчика коварна. По сути он знал заблаговременно, к чему приведет его рассказ. Неожиданность рассказа относится только к персонажам. Рассказчик же всегда «себе на уме Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова.». Он отлично знает плюсы и беспомощности собственных персонажей, их ухищрения и уловки, которые от него не могут укрыться и не могут его одурачить. Персонажи всегда накалывают только себя. При всем этом рассказчик может шутить и с читателем, опять-таки притворно делая вид, как будто хочет поведать что-то ему Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. известное и знакомое, но внезапно приводя к совсем иному, более глубочайшему и четкому познанию. Эти приемы у Крылова очень многообразны. У него нет серьезной обязательности: мораль может полностью согласоваться с рассказом, а может не совпадать либо противоречить ему. Нередко рассказчик доверчиво повторяет мировоззрение «молвы», но через подчеркнутое простодушие, что Жанрово-стилевое новаторство и философско-этическая проблематика басен И.А.Крылова. само по себе уже подозрительно, обязательно проступает откровенное лукавство.

Новшество Крылова в жанре басни раздвинуло широкие дали перед российской литературой, обозначив и облегчив путь к реализму, к созданию общенационального литературного языка и многосторонних типических нравов.


zemlya-probuzhdaetsya-prorochestva-2012-2030-gg-sel-rejchel-i-ego-duhovnie-nastavniki-osnovateli-stranica-30.html
zemlya-probuzhdaetsya-prorochestva-2012-2030-gg-sel-rejchel-i-ego-duhovnie-nastavniki-osnovateli-stranica-40.html
zemlya-probuzhdaetsya-prorochestva-2012-2030-gg-sel-rejchel-i-ego-duhovnie-nastavniki-osnovateli-stranica-5.html